Опубликован: 19.09.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1307 / 288 | Длительность: 45:03:00
Специальности: Руководитель, Юрист
Лекция 11:

Интеллектуальная собственность в международном частном праве. Общие положения

< Лекция 10 || Лекция 11: 12345 || Лекция 12 >

11.2.3. Международно-правовая охрана прав на средства индивидуализации

Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г. содержит ряд специальных положений об охране прав на товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования, называемые средствами индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ, услуг и положений о недобросовестной конкуренции.

Прежде всего Конвенция закрепляет правило об охране общеизвестных товарных знаков без специальной регистрации. В соответствии со ст. 6 bis государства-участники обязуются отклонять или признавать недействительной регистрацию и запрещать применение товарного знака, представляющего собой воспроизведение, имитацию или перевод другого знака, способные вызвать смешение со знаком, который, по определению компетентного органа страны регистрации или страны применения, является в этой стране общеизвестным и используется для идентичных или подобных продуктов. Данное правило нашло отражение и в п. 1 ст. 7 ЗоТЗ, в котором говорится о товарных знаках, охраняемых без регистрации в силу международных договоров РФ (к числу охраняемых без регистрации знаков в России относятся как общеизвестные знаки, так и знаки, прошедшие международную регистрацию). Правила признания товарного знака общеизвестным в Российском Федерации утверждены Приказом Роспатента от 17 марта 2000 г. № 38.

Парижская конвенция закрепляет перечень оснований, по которым может быть отказано в регистрации знака либо регистрация знака может быть признана недействительной (ст. 6 ter и п. В ст. 6 quinquies). Отказ допускается в случаях:

  1. если в качестве знака или его элемента регистрируются без разрешения компетентных властей гербы, флаги и другие государственные эмблемы стран Союза, введенные ими официальные знаки и клейма контроля и гарантии, а также всякое подражание этому с точки зрения геральдики;
  2. если знаки могут затронуть права, приобретенные третьими лицами в стране, где испрашивается охрана;
  3. если знаки лишены каких-либо отличительных признаков или составлены исключительно из знаков или указаний, могущих служить в торговле для обозначения вида, качества, количества, назначения, стоимости, места происхождения продуктов или времени их изготовления либо ставших общепринятыми в обиходном языке или в добросовестных и устоявшихся торговых обычаях страны, где испрашивается охрана;
  4. если знаки противоречат морали или публичному порядку и в особенности если они могут ввести в заблуждение общественность. Знак не может рассматриваться как противоречащий публичному порядку по той единственной причине, что он не соответствует какому-либо положению законодательства о знаках, за исключением случая, когда само это положение касается публичного порядка;
  5. если использование знака представляет собой акт недобросовестной конкуренции.

Данный перечень является закрытым. Ни по каким иным основаниям национальные ведомства не имеют права отказывать в регистрации знака или признавать его регистрацию недействительной.

Наконец, Парижская конвенция содержит ряд унифицированных материально-правовых норм, к которым относятся: некоторые правила о передаче знаков (ст. 6 quarter); обязанность стран Союза охранять знаки обслуживания (ст. 6 sexies) [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)] и коллективные знаки (ст. 7 bis); положения о льготном сроке для уплаты пошлин за сохранение прав (ст. 5 bis); последствия регистрации знака агентом или представителем владельца знака без разрешения последнего (ст. 6 septies); запрет ссылаться на характер маркируемого знаком продукта как на основание для отказа в регистрации знака (ст. 7); обязанность предоставлять временную охрану на официальных или официально признанных международных выставках (ст. 11).

Что касается фирменных наименований, то Парижская конвенция предусматривает их охрану во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации (ст. 8). Таким образом, Парижская конвенция придает праву на фирменное наименование экстерриториальный характер. Вместе с тем п. 4 ст. 54 ГК РФ предусматривает, что юридическое лицо имеет исключительное право на использование фирменного наименования, только если оно зарегистрировано в установленном законом порядке. Едва ли эту норму ГК можно рассматривать как противоречащую ст. 8 Конвенции. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1] Как было рассмотрено в разд. 2.1 настоящей главы, Парижская конвенция предусматривает охрану прав на объекты промышленной собственности только граждан (юридических лиц) стран Союза на территории любой другой страны Союза (национальный режим плюс права, закрепленные в Конвенции). Если за охраной права на фирменное наименование обращается лицо, не относящееся к участвующему государству, то будут применимы нормы российского гражданского права. Точно так же в пределах юрисдикции Российской Федерации российские правообладатели охраняются по российскому праву.

Следует подчеркнуть, что определения фирменного наименования Парижская конвенция не содержит. Следовательно, такое определение дается национальным законодательством государств-участников. В результате может возникать конфликт квалификаций при установлении того, нарушено ли исключительное право на фирменное наименование. Для иллюстрации возьмем один пример из судебной практики. В Арбитражный суд г. Москвы обратилось ООО "Квелле Акциенгезельшафт" с иском к ООО "Торговая фирма Тандем - Ю" и ООО "ВНПФ Галс" о прекращении незаконного использования фирменного наименования и товарного знака в виде доменного наименования "quelle.ru". Суд отказал в иске о прекращении незаконного использования фирменного наименования, так как в доменном имени не содержалось указание на организационно-правовую форму юридического лица (в соответствии со ст. 54 ГК РФ фирменное наименование обязательно должно содержать это указание). Впрочем, исковые требования о прекращении незаконного использования товарного знака "Quellе" в Интернете любым способом, в том числе в виде доменного наименования "quelle.ru", судом были удовлетворены. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]

Наконец, Конвенция предусматривает ряд мер защиты прав на средства индивидуализации. Во-первых, на любой продукт, незаконно снабженный товарным знаком или фирменным наименованием, должен налагаться арест при ввозе в те страны Союза, в которых этот знак или фирменное наименование имеют право на законную охрану. Равным образом арест налагается в стране, где была осуществлена незаконная маркировка, или в странах, куда был ввезен продукт. Арест также налагается на продукты, снабженные ложным указанием о происхождении продукта [Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982] либо о личности изготовителя. Процедура наложения ареста регулируется внутренним законодательством стран-участниц и применяется по требованию прокуратуры или иного компетентного органа, или заинтересованной стороны - физического либо юридического лица. В том случае, если законодательство страны не допускает наложения ареста при ввозе, арест заменяется запрещением ввоза или арестом внутри страны. В случае провоза продуктов транзитом органы власти не обязаны налагать арест (ст. 9 и 10).

Во-вторых, Парижская конвенция содержит исключительно важные правила об обеспечении эффективной защиты граждан стран Союза от недобросовестней конкуренции. В соответствии со ст. 10 bis актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

В частности, подлежат запрету:

  1. все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;
  2. ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;
  3. указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров. [Ануфриева Л.П. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 9]

Наконец, устанавливается обязанность государств-участников обеспечить гражданам других стран Союза правовые средства для эффективного пресечения вышеупомянутых нарушений (п. 1 ст. 10 ter).

Несмотря на свое исключительное значение, Парижская конвенция не соответствует в полной мере потребностям международного коммерческого оборота. Она не устраняет основного препятствия на пути получения владельцами средств индивидуализации широкой международной охраны своих прав. Дело в том, что владельцы знаков и пользователи наименований мест происхождения товаров для получения охраны все равно вынуждены регистрировать указанные объекты в каждой стране Союза отдельно. Таким образом, участники хозяйственного оборота вынуждены подавать заявки в каждой стране Парижского союза в соответствии с различными процедурами, определяемыми их национальными законодательствами, что очень неудобно и дорого.

В результате возникла необходимость создания системы международной регистрации, при которой подача одной международной заявки, рассматриваемой по единой процедуре, приводила бы к предоставлению охраны соответствующему знаку или наименованию сразу в нескольких государствах. Такая система позволяет в значительной мере преодолеть территориальный характер прав на средства индивидуализации.

В настоящее время существует три универсальных международных договора, создающих систему международной регистрации товарных знаков и знаков обслуживания. К ним относятся: Мадридское соглашение о международной регистрации знаков от 14 апреля 1891 г. в редакции Стокгольмского акта 1967 г. (далее - Мадридское соглашение); Протокол к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков от 28 июня 1989 г. (далее - Мадридский протокол); Договор о регистрации товарных знаков (ТКТ) от 12 июня 1973 г.

Мадридское соглашение учреждает Специальный союз по международной регистрации знаков (далее - Мадридский союз). На 15 июля 2002 г. в нем участвовало 52 государства, Россия в том числе.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Соглашения граждане и юридические лица стран-участниц могут обеспечить во всех других странах-участницах охрану [Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. М., 2001. Т. 3] своих знаков, уже зарегистрированных в стране происхождения, путем подачи заявок на указанные знаки в Международное бюро ВОИС. Заявки подаются не напрямую, а через ведомство страны происхождения. Страной происхождения считается страна Мадридского союза, где заявитель имеет действительное, а не фиктивное промышленное или торговое предприятие; если он не имеет такого предприятия в стране Союза - страна Союза, где он имеет местожительство; если он не имеет местожительства в стране Союза - страна его гражданства, если он является гражданином страны Союза (п. 2 ст. 1).

Требования к форме заявки на международную регистрацию установлены Общей инструкцией, прилагающейся к Соглашению (последняя редакция Инструкции действует с 1 января 1998 г.).

Датой регистрации считается дата подачи заявки на международную регистрацию в стране происхождения при условии, что Международное бюро получило заявку в течение двух месяцев, считая с этой даты подачи. Если заявка не была получена в указанный срок, Международное бюро регистрирует заявку по дате ее фактического получения. О каждой регистрации Международное бюро незамедлительно сообщает ведомствам стран-участниц. Зарегистрированные знаки публикуются в периодическом журнале, издаваемом Международным бюро (п. 4 ст. 3). Дата международной регистрации может использоваться для отсчета сроков конвенционного приоритета в соответствии со ст. 4 Парижской конвенции (п. 2 ст. 4), причем соблюдение установленных п. D ст. 4 Парижской конвенции формальностей не является в таком случае обязательным для лиц, желающих воспользоваться конвенционным приоритетом.

Охрана в соответствии с Соглашением распространяется автоматически на территории всех государств-участников, кроме тех, которые сделали специальное заявление о территориальном ограничении в соответствии со ст. 3 bis Соглашения. На них охрана распространяется только в случае, если владелец знака при его регистрации специально указал в заявке страны, сделавшей такое заявление (ст. 3 ter).

Национальные ведомства государств-участников могут отказать в предоставлении на своей территории охраны знаку, прошедшему международную регистрацию, но только в тех случаях, когда такой отказ допускается Парижской конвенцией в отношении знаков, заявленных для национальной регистрации (ст. 5), например если данный знак уже зарегистрирован в этом государстве другим лицом и имеет более раннюю дату приоритета, нежели знак, прошедший международную регистрацию. О таком отказе национальное ведомство должно уведомить Международное бюро с указанием мотивов в срок не позднее одного года с даты международной регистрации. Бюро, в свою очередь, пересылает один из экземпляров такого уведомления заявителю, которому предоставляются такие же возможности оспорить отказ в предоставлении охраны, как если бы знак был заявлен в соответствующей стране непосредственно.

Международная регистрация рассматривается как заменяющая предшествующие национальные регистрации того же знака на имя того же владельца или его правопреемника без ущерба для прав, возникших ранее на основании национальных регистраций (ст. 4 bis).

Срок действия международной регистрации составляет 20 лет с момента додачи заявки и может быть продлен каждый раз на 20 лет при условии уплаты необходимых пошлин (ст. 6 и 7 Соглашения). Следует обратить внимание на п. 3 ст. 6, в соответствии с которым "охрана, возникающая вследствие международной регистрации знака... не может уже испрашиваться... если в течение пяти лет с даты международной регистрации национальный знак, ранее зарегистрированный в стране происхождения... уже не пользуется полностью или частично правовой охраной в данной стране. Это положение касается также случая, когда такая правовая охрана прекращается впоследствии в результате рассмотрения судебного иска, поданного до истечения пятилетнего срока". Таким образом, в течение первых пяти лет своего действия международная регистрация зависима от национальной. Если охрана знака в стране происхождения по какой-либо причине прекратилась, автоматически прекращается и возникшая на основе международной регистрации охрана в других странах. По истечении же срока в пять лет с даты международной регистрации такая регистрация становится независимой от национального знака (п. 2 ст. 6 Соглашения).

Мадридский протокол 1989 г. [Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2000. Т. 2] является самостоятельным международным договором, а не актом, вносящим изменения и дополнения в Мадридское соглашение (как можно подумать, если исходить из его названия). В соответствии со ст. 9 sexies Протокола в том случае, если государство одновременно участвует и в Соглашении, и в Протоколе, "положения настоящего Протокола не будут действовать на территории любого другого государства, которое также одновременно является участником настоящего Протокола и Мадридского соглашения". Таким образом, государство может участвовать в Соглашении либо в Протоколе, либо в обоих указанных актах.

Главное отличие Протокола от Соглашения заключается в том, что в соответствии со ст. 3 bis Протокола охрана, возникающая в результате международной регистрации, распространяется на конкретное государство только по заявлению лица, подающего международную заявку, или владельца международной регистрации. В соответствии же с Мадридским соглашением охрана предоставляется во всех государствах-участниках автоматически, кроме стран, которые сделали специальное заявление о территориальном ограничении в соответствии со ст. 3 bis Соглашения. Следующим отличием является то, что Протокол устанавливает меньший по сравнению с Соглашением срок охраны знака, прошедшего международную регистрацию. Этот срок составляет 10 лет с возможностью продления каждый раз на 10 лет (ст. 6 и 7 Протокола).

Наконец, для допуска государства к участию в Соглашении не является обязательным его участие в Парижской конвенции. К участию же в Протоколе может быть допущено только государство, уже участвующее в Парижской конвенции (ст. 14 Соглашения и Протокола). Иных существенных различий Соглашение и Протокол не содержат. Процедурные правила, применяемые в ходе международной регистрации знаков, устанавливаются Обшей инструкцией к Мадридскому соглашению и Протоколу от 1 января 1998 г.

Договор о регистрации товарных знаков (ТКТ) от 12 июня 1973 г. (Россия участвует). Данный Договор также посвящен международной регистрации знаков. Создаваемая им система охраны в целом сходна с системой, созданной Мадридским соглашением и Мадридским протоколом. Регистрирующим органом также является Международное бюро ВОИС.

Что касается охраны наименований мест происхождения товаров и указаний происхождения товаров, то она осуществляется соответственно Лиссабонским соглашением об охране наименований мест происхождения товаров и их международной регистрации от 31 октября 1958 г. в редакции Стокгольмского акта 1967 г. и Мадридским соглашением о пресечении ложных или вводящих в заблуждение указаний происхождения на товарах от 14 апреля 1891 г. Россия в этих договорах не участвует.

Лиссабонское соглашение 1958 г. устанавливает систему международной регистрации наименований мест происхождения товаров, сходную с системой, созданной Мадридским соглашением и Протоколом для товарных знаков. Органом, осуществляющим международную регистрацию, является Международное бюро ВОИС.

Мадридское соглашение о пресечении ложных или вводящих в заблуждение указаний происхождения предусматривает обязанность договаривающихся государств налагать при ввозе арест на всякое изделие, снабженное ложным или неправильным обозначением, прямо или косвенно указывающим в качестве страны или места происхождения этого изделия какую-либо из стран-участниц или место, расположенное в какой-либо из этих стран. Арест на такой товар должен налагаться и в стране, где было нанесено ложное или неправильное обозначение его происхождения. Если внутреннее законодательство не допускает ареста при ввозе, такой арест заменяется запрещением ввоза. Арест товаров производится администрацией таможни. Таким образом, данное Соглашение устанавливает не частноправовую, а публично-правовую охрану указаний мест происхождения товаров. Это, вероятно, наилучший подход с учетом отличия наименований мест происхождения от указаний происхождения товаров (см. выше).

Договор о законах по товарным знакам от 27 октября 1994 г. Подход, на котором основан Договор, очень схож с подходом, лежащим в основе Договора о патентном праве (см. выше). Всего в договоре на 15 июля 2002 г. участвовало 28 государств, в том числе Россия.

Трансграничная охрана знаков дополнительно осложняется тем, что они создаются для маркировки не всех товаров, услуг, а, как правило, для каких-либо видов, групп или классов, по принятой в сфере промышленной собственности терминологии. Отсюда возникает определенная специализация знаков, проявляющаяся в том, что знак регистрируется для товаров или услуг определенного класса или нескольких классов. Классы товаров и услуг, для которых испрашивается регистрация знака, указываются заявителем в заявке на регистрацию. Таким образом, права на идентичные знаки (или знаки, сходные до степени смешения) могут принадлежать даже в пределах одного государства разным правообладателям при условии, что знак используется ими в отношении неоднородных товаров или услуг. Положение осложняется еще и тем, что в пределах разных национальных юрисдикции разграничение товаров, услуг по классам может серьезно различаться. Международная унификация классификации товаров, услуг является важной предпосылкой эффективной охраны знаков в трансграничной среде.

Подобная унификация предпринята Ниццким соглашением о международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15 июня 1957 г. Оно утвердило Международную классификацию товаров и услуг (далее - МКТУ). Классификация состоит из перечня классов товаров и услуг (34 класса для товаров и 8 классов для услуг), а также алфавитного перечня товаров и услуг с указанием класса, к которому отнесен каждый товар или услуга. На основе классификации осуществляется международная регистрация в соответствии с международными договорами. Например, Общая инструкция к Мадридскому соглашению среди требований, устанавливаемых к форме заявки на международную регистрацию, включила требование указания заявителем классов товаров и услуг, для которых испрашивается охрана знака, в соответствии с МКТУ.

На основе МКТУ осуществляется и национальная регистрация в ведомствах государств-участников. Например, в России заявка на регистрацию знака должна содержать перечень товаров, для которых испрашивается регистрация знака, сгруппированных по классам МКТУ.

11.2.4. Международно-правовая охрана прав на средства индивидуализации в сети Интернет

Источником практически всех проблем, возникающих в сфере охраны прав на средства индивидуализации в сети Интернет, является ряд противоречий между глобальной природой Сети и "традиционными", утвердившимися в международных договорах и национальном законодательстве принципами охраны интеллектуальной собственности. К таковым относятся: принцип территориальности, принцип независимости регистрации и принцип специализации охраны (см. выше).

Следствием существования указанных принципов является наличие множества правообладателей в отношении одного и того же знака, в том числе и в разных государствах. Лишь очень небольшое количество знаков может претендовать на получение охраны во всех или почти во всех государствах мира (на основании общеизвестности или регистрации в каждом из государств). Подавляющее большинство знаков пользуется охраной лишь в одном или нескольких государствах и никак не охраняется в остальных.

Интернет же имеет глобальный характер, который сложно примирить с территориальным и независимым характером исключительных прав. В Интернете нет национальных границ, следовательно, использование знака в Сети может иметь последствия во всех государствах. В результате значительно увеличивается число и усиливается острота конфликтов между находящимися в разных государствах лицами, добросовестно использующими один и тот же знак. Возрастает опасность смешения товаров и услуг одних производителей с товарами и услугами других и, как следствие, опасность введения покупателей в заблуждение. Появилось и принципиально новое средство индивидуализации участников хозяйственного оборота - доменное наименование.

Хотя не вызывает сомнений то, что средство индивидуализации, используемое в Интернете, подлежит правовой охране на общих основаниях, в существующих международных договорах не содержится специальных положений об охране прав в цифровых сетях, подобных положениям договоров ВОИС по авторскому праву и по исполнениям и фонограммам. В международные договоры по охране промышленной собственности включено лишь небольшое количество норм, которые могут применяться для целей охраны прав на средства индивидуализации в сети Интернет.

Во-первых, общеизвестные товарные знаки охраняются без обязательной регистрации. Таким образом, частично преодолевается территориальный характер прав на общеизвестные знаки. Однако знак в любом случае должен быть общеизвестным в стране применения.

Очень важным представляется положение п. 3 ст. 16 Соглашения ТРИПС о том, что "статья 6 bis Парижской конвенции будет применяться с необходимыми изменениями к товарам и услугам, которые не являются идентичными или подобными тем, для которых товарный знак зарегистрирован, при условии, что использование товарного знака в отношении этих товаров или услуг может продемонстрировать связь между этими товарами и услугами и обладателем прав на зарегистрированный товарный знак и если интересы обладателя зарегистрированного знака не могут пострадать в результате такого использования". Иными словами, п. 3 ст. 16 отменяет принцип специализации в отношении общеизвестных товарных знаков в тех случаях, когда возможно введение потребителя в заблуждение относительно того, кто является производителем товара (услуги), если в результате правообладателю может быть причинен ущерб. Данное положение может существенно облегчить охрану общеизвестных знаков в Интернете, особенно в случае их использования в качестве доменных наименований (когда специализация зачастую невозможна, так как может существовать только одно доменное наименование с определенным именем, например www.kodak.com, вне зависимости от того, сколько лиц имеют права на товарный знак Kоdаk).

Во-вторых, еще одним значимым положением является предоставление правообладателям права на эффективную защиту от недобросовестной конкуренции (ст. 10 bis Парижской конвенции). Правило о запрете недобросовестной конкуренции представляется важным потому, что дает правообладателю дополнительное средство защиты от недобросовестного использования принадлежащего ему знака в Интернете. Если суд, например, откажет в иске о прекращении использования доменного наименования, совпадающего с товарным знаком, на том основании, что использование доменных имен законодательством не урегулировано, правообладатель имеет возможность обратиться с иском о недобросовестной конкуренции.

Наряду с "классическими" способами использования средств индивидуализации (такими, как реклама, идентификация товаров и услуг, информирование потребителей о своей деятельности и т.д.) в Интернете возник принципиально новый способ их использования - регистрация знаков, а точнее, их текстовых элементов, в качестве доменных наименований. Основной проблемой, возникающей при этом, является так называемый "киберзахват", или "киберпиратство" (cybersquatting), - когда лицо, не обладающее какими-либо правами на использование знака, регистрирует в качестве доменного имени текстовый элемент средства индивидуализации, принадлежащий другому лицу. В результате правообладатель уже не может зарегистрировать этот домен на свое имя, после чего "киберпират" обычно предлагает ему уплатить определенную сумму за передачу домена. В данном случае пользователь действует явно недобросовестно, и каких-либо прав на использование знака у него нет. Аналогичная ситуация имеет место в тех случаях, когда пользователь регистрирует чужой товарный знак (фирменное наименование) в качестве домена с целью необоснованной дискредитации продукции правообладателя или введения покупателей в заблуждение относительно характера, свойств, способов изготовления и качества товаров, в том числе для того, чтобы выдать свои товары за товары правообладателя (недобросовестная конкуренция в смысле ст. 10 bis Парижской конвенции).

Российские суды уже столкнулись с проблемой неправомерной регистрации знаков в качестве доменных наименований. В 1999 г. корпорация "Истман Кодак Компани" обратилась в Арбитражный суд Москвы с иском против индивидуального предпринимателя Грундулу А.В. о запрещении использовать товарный знак Kоdak, зарегистрированный на имя истца (в том числе и на территории РФ), в доменном имени страницы ответчика в сети Интернет. На данной странице содержалась информация о деятельности Грундулу А.В., а вовсе не компании "Кодак". Арбитражные суды отказали правообладателю в защите исключительных прав со ссылкой на отсутствие законодательного регулирования отношений, связанных с наименованием доменов в сети Интернет. И только Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ своим постановлением от 16 января 2001 г. № 1192/00 отменил все ранее вынесенные решения по данному делу, отметив, что выводы нижестоящих судов противоречат нормам Закона РФ о товарных знаках, в частности пп. 1 и 2 ст. 4 Закона, а также ст. 10 bis Парижской конвенции.

Президиум подчеркнул, что "отсутствие в названных нормах Закона прямого указания на то, что использование в доменном имени чужого товарного знака является нарушением прав владельца товарного знака, не препятствует признанию судом таких действий правонарушением". Кроме того, суд отметил, что "доменные имена фактически трансформировались в средство, выполняющее функцию товарного знака, который дает возможность отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Кроме того, доменные имена, содержащие товарные знаки или торговые наименования, имеют коммерческую стоимость".

Был отмечен ряд серьезных недостатков ранее вынесенных решений по делу, так как арбитражные суды не исследовали вопрос о возможном смешении доменного имени ответчика с товарным знаком истца, не оценили возможность получения предпринимателем экономической выгоды от размещения в Интернете страницы с доменным именем, повторяющим общеизвестный товарный знак, тем более что товары и услуги ответчика относятся к тому же классу, что и товары и услуги фирмы "Кодак". Не был также изучен вопрос о возможности квалифицировать действия ответчика в качестве недобросовестной конкуренции, не предпринято попыток установить, пытался ли Грундулу А.В. продать доменное имя правообладателю и существовала ли на сайте информация о принадлежности прав на товарный знак другому лицу. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение.

Впрочем, в более поздних решениях по данной категории дел суды РФ удовлетворяли требования истцов. В частности, по иску ООО "Квелле Акциенгезельшафт" к ООО "Торговая фирма Тандем - Ю" и ООО "ВНПФ Галс" о прекращении незаконного использования товарного знака и о передаче домена "quelle.ru" Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования истца о прекращении незаконного использования товарного знака "Quelle" в Интернете любым способом, в том числе в виде доменного наименования "quelle.ru". [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)]

Для обеспечения стабильности "сетевых" отношений, особенно в тех странах, экономика которых в значительной степени зависит от использования сети Интернет, потребовалось принятие специального законодательства.

США стали первым государством мира, которое приняло Закон о борьбе с "киберпиратством". 29 ноября 1999 г. президент Клинтон подписал Акт по защите потребителей от киберпиратства. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1] Акт вступил в силу. Он запрещает регистрацию, куплю-продажу и использование доменных наименований, идентичных или сходных до степени смешения со знаками, права на которые принадлежат другим лицам, а также наименований, умаляющих различительную способность таких знаков.

В целом же развитие национального законодательства и создание международных договоров по охране промышленной собственности в сети Интернет - дело будущего.

< Лекция 10 || Лекция 11: 12345 || Лекция 12 >
Кристина Петунова
Кристина Петунова

завершила курс международное частное право, экстерном экзамен все просшла. а сертификаты скриншоты забыла сделать. как мне эти сертификаты опять найти на русском и на английском языке. 

Ольга Нагорняк
Ольга Нагорняк

дорый день!

я записалась на курс мчп, возможно ли пройти часть обучение до 18.12? а потом возобновить поле 19.01?