Опубликован: 19.09.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1309 / 289 | Длительность: 45:03:00
Специальности: Руководитель, Юрист
Лекция 11:

Интеллектуальная собственность в международном частном праве. Общие положения

< Лекция 10 || Лекция 11: 12345 || Лекция 12 >

11.2. Промышленная собственность в международном частном праве

11.2.1. Основы международно-правовой охраны промышленной собственности

Как было изложено выше, объектами охраны промышленной собственности являются патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции. Термин "промышленная собственность" понимается в самом широком смысле и распространяется не только на промышленность и торговлю в собственном смысле слова, но и на области сельскохозяйственного производства и добывающей промышленности, и на все продукты промышленного или природного происхождения, как, например, вино, зерно, табачный лист, фрукты, скот, ископаемые минералы, иные воды, пиво, цветы, мука.

Право промышленной собственности подразделяется на правовую охрану изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и на правовую охрану средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции, работ и услуг (к ним относятся товарные знаки и знаки обслуживания [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)], наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования и некоторые другие объекты). [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1]

В настоящем разделе будут рассмотрены особенности соответствующих правоотношений, осложненных иностранным элементом. Как следствие, основное внимание будет уделено положениям международных договоров по охране промышленной собственности, особенно тех, в которых участвует Россия, а также некоторым специальным нормам российского законодательства.

В первую очередь следует обратить внимание на общие положения, лежащие в основе международно-правовой охраны объектов промышленной собственности.

Как и любые другие объекты интеллектуальной собственности, объекты промышленной собственности обладают территориальностью, т.е. они охраняются только в пределах территории того государства, в котором охрана возникла в установленном законом порядке. Причем территориальный характер промышленной собственности проявляется более жестко, чем в сфере авторского права. Если авторские права возникают в силу самого факта создания произведения, то право на объект промышленной собственности возникает в силу официальной процедуры (регистрации) и получения от уполномоченного государственного органа охранного документа (патента, свидетельства). Такой охранный документ имеет юридическую силу в пределах того государства, где он выдан. Иными словами, правовая охрана предоставляется только в той стране, в которой данный объект зарегистрирован. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]

Для того чтобы объект пользовался охраной в другой стране, его следует там зарегистрировать и получить охранные документ.

Территориальный характер порождает дополнительную особенность в трансграничной охране объектов промышленной собственности по сравнению с охраной авторских права. Например, разработка, запатентованная в государстве А, не может быть позднее запатентована в государстве В из-за отсутствия новизны; причем не имеет значения, кто собирается запатентовать разработку в государстве В - ее создатель или третье лицо. Дело в том, что по внутреннему законодательству большинства государств требуется мировая новизна. Вместе с тем информация о данной разработке может быть свободно получена из официальных публикаций патентного ведомства государства А. Как следствие, любое лицо в любом другом государстве может использовать разработку без согласия патентообладателя и без выплаты ему вознаграждения, так как патент одного государства не действует на территории другого, а в другом государстве патент уже не может быть получен из-за утери новизны. Следовательно, для обеспечения охраны сразу в нескольких странах необходимо подать заявки в них практически в один день [Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982], что почти нереально. Единственным же приемлемым способом обеспечить охрану за рубежом оказывается участие государства в международных договорах по охране промышленной собственности.

Что касается товарных знаков, то следствием территориальности их охраны является наличие зарегистрированных в разных государствах и разными правообладателями одинаковых или сходных до степени смешения знаков, используемых в отношении аналогичных товаров или услуг. В условиях глобализации и формирования единых региональных и мировых рынков такая ситуация создает значительную угрозу для международного экономического оборота, особенно для экспортно-импортных операций. Ведь лицо, обладающее правом на товарный знак, например, в России, может потребовать запретить любому иностранному лицу ввозить в Россию товары, маркированные аналогичным знаком, прекратить использовать знак каким-либо иным способом в России, возместить убытки, принять иные меры, предусмотренные законодательством для защиты прав владельца товарного знака. При этом не будет играть никакой роли тот факт, что иностранный предприниматель или юридическое лицо имеет право на данный знак в своем государстве и иных странах. Таким образом, страдают интересы добросовестных пользователей знаков и вносится неуверенность в экономические отношения. В результате основным способом обеспечения охраны прав владельца знака оказывается регистрация знака в каждом государстве, в котором планируется его использование. Однако более эффективное решение проблем, вытекающих из строго территориального характера прав на знаки, - заключение соответствующих международных договоров.

Основным международным договором, посвященным охране прав на объекты промышленной собственности, является Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. в редакции Стокгольмского акта 1967 г. (далее - Парижская конвенция). Данный договор является фундаментом всей системы международной охраны промышленной собственности. На 15 июля 2002 г. в ней участвовало 163 государства, в том числе Россия - с 1965 г. (как правопреемник СССР). В соответствии со ст. 1 данной Конвенции создан Союз по охране промышленной собственности (далее - Парижский союз, Союз).

Парижская конвенция не преодолевает территориального характера охраны объектов промышленной собственности, не создает единой системы международной регистрации этих объектов. Более того, она прямо устанавливает принцип независимости регистрации и охранных документов, который означает, что права на объект промышленной собственности существуют отдельно и независимо друг от друга в разных государствах мира. Регистрация объекта, отмена регистрации, признание ее недействительной в одном государстве никак не влияют на права в отношении данного объекта в другом государстве. Этот принцип прямо закреплен в п. 1 ст. 4 bis и п. 1 ст. 6 Парижской конвенции для патентов и товарных знаков соответственно. Чтобы права на объект возникли в другом государстве, он должен быть заново зарегистрирован в этом государстве в соответствии с его законодательством.

Однако Конвенция содержит ряд правил, имеющих основополагающее значение для международной охраны любых объектов промышленной собственности. [Ануфриева Л.П. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 9]

Во-первых, в основе международно-правовой охраны объектов промышленной собственности лежит правило, сформулированное в ст. 2 Конвенции, согласно которому граждане и юридические лица стран Союза пользуются на территории любого государства-члена национальным режимом плюс правами, специально предусмотренными Конвенцией. Национальный режим включает также право граждан государства Союза пользоваться теми же законными средствами защиты от всякого посягательства на их права, что и собственные граждане.

Что касается российского законодательства, то ст. 36 Патентного закона и ст. 47 ЗоТЗ предусматривают, что иностранные физические и юридические лица пользуются правами, предусмотренными настоящим законами, наравне с физическими и юридическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности. Как известно, взаимность в соответствии с п. 2 ст. 1189 ГК РФ презюмируется. Таким образом, российским законодательством установлен национальный режим для всех иностранных граждан и юридических лиц, а не только для тех, кто принадлежит государствам, с которыми Россия связана международными договорами.

Однако несмотря на то что принцип национального режима закреплен и Парижской конвенцией, и законами РФ, в России продолжают действовать различные размеры пошлин по товарным знакам, взимаемых с заявителей-граждан (и юридических лиц) России и иностранцев, утвержденные постановлением Правительства РФ от 12 августа 1993 г. № 793 с последующими изменениями и дополнениями. Для иностранных лиц размер пошлин существенно выше.

Во-вторых, Конвенция содержит исключительно важные правила о приоритете (ст. 4). Основное их содержание состоит в том, что лицо, которое подало заявку на регистрацию объекта в любой из стран Парижского союза, имеет преимущественное право на регистрацию этого же объекта в течение определенных сроков в любой другой стране Союза. При этом датой подачи заявки (и, следовательно, датой регистрации) в другой стране будет считаться не дата фактической подачи заявки в ее национальное ведомство, а дата подачи в первом государстве (дата первой заявки). По дате первой заявки будет определяться и новизна регистрируемого объекта.

Конвенция устанавливает срок конвенционного приоритета для патентов и полезных моделей в 12 месяцев, а для промышленных образцов и товарных знаков - в 6 месяцев со дня, следующего за днем подачи первой правильно оформленной заявки в любой из стран Парижского союза. Под правильно оформленной национальной подачей заявки следует понимать всякую подачу, которой достаточно для установления даты подачи заявки в соответствующей стране, какова бы ни была дальнейшая судьба этой заявки.

Отсчет срока приоритета объектов промышленной собственности, экспонируемых на официальных или официально признанных международных выставках, организованных на территории одной из стран Союза, может начинаться с даты помещения экспоната на выставку (выставочный приоритет). Введение правила о выставочном приоритете зависит от усмотрения национального законодателя (п. 2 ст. 11).

Лицо, желающее получить конвенционный приоритет, обязано выполнить определенные формальные требования. Перечень этих требований установлен в п. D ст. 4 Парижской конвенции. В соответствии с ним всякое лицо, желающее воспользоваться преимуществом приоритета на основании предшествующей заявки, должно подать заявление с указанием даты подачи первой заявки и страны, где она произведена. Страны Союза могут требовать от этого лица представления копии ранее поданной заявки (описаний, чертежей и т.д.). Копия, заверенная учреждением, принявшим первую заявку, не требует никакой легализации. Предоставляется также право требовать, чтобы к ней были приложены справка о дате подачи заявки, выданная этим учреждением, и перевод. Требования о соблюдении каких-либо других формальностей для заявления о приоритете не допускаются.

В соответствии с Патентным законом в ред. 2003 г. (п. 2 ст. 19) заявитель, желающий воспользоваться правом конвенционного или выставочного приоритета [Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. М., 2001. Т. 3], обязан заявить об этом при подаче заявки в Патентное ведомство РФ или не позднее 16 месяцев с даты ее подачи в Патентное ведомство государства - участника Парижской конвенции и приложить документы, подтверждающие правомерность такого требования. К таким документам относится копия первой заявки с прилагающимися к ней материалами (описанием и т.д.). Что касается выставочного приоритета, то заявитель должен представить документы, подтверждающие статус выставки как официальной или официально признанной международной, дату открытого показа объекта промышленной собственности на выставке и иные необходимые сведения. Заверяются такие документы администрацией или оргкомитетом соответствующей выставки. [Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2000. Т. 2]

Конечно, в таком случае возможна коллизия интересов лица, первым подавшего заявку в государстве А и желающего воспользоваться правом конвенционного приоритета в государстве В, где на момент поступления заявки, по которой истребуется конвенционный приоритет, уже находится в рассмотрении (или уже удовлетворена) заявка на такое же изобретение от другого лица, в том числе и от собственного гражданина, поданная позднее даты первой заявки.

Парижская конвенция (п. В/3 ст. 4) разрешает это противоречие в пользу лица, испрашивающего конвенционный приоритет: последующая подача заявки в одной из прочих стран Союза до истечения конвенционных сроков не может быть признана недействительной на основании действий, совершенных в этот промежуток времени, в частности на основании другой подачи заявки. Соответственно ЗоТЗ в п. 3 ст. 12 предусматривает, что решение экспертизы о регистрации товарного знака может быть пересмотрено в связи с поступлением заявки, пользующейся более ранним приоритетом в соответствии с Парижской конвенцией или иным международным договором. Патентный закон, в свою очередь, указывает, что патент в течение всего срока его действия может быть оспорен и признан недействительным полностью или частично в случае несоответствия охраняемого объекта условиям патентоспособности, установленным этим Законом (п. 1 ст. 29). Новизна же, устанавливаемая на дату приоритета, является обязательным условием патентоспособности. Таким образом, любой объект, заявка на который была подана позднее даты международного приоритета, будет признан неохраноспособным.

Те права, которые приобретены третьими лицами до дня первой заявки, служащей основанием для права приоритета, сохраняются согласно внутреннему законодательству каждой страны Союза (п. В ст. 4 Парижской конвенции). Данное правило распространяется прежде всего на патенты и свидетельства, выданные ранее даты конвенционного приоритета, а также на право преждепользования (см. ст. 12 Патентного закона).

11.2.2. Международно-правовая охрана прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы

Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г., как рассмотрено выше, не создает единого патента для государств-участников и не унифицирует процедуру получения патентов. Кроме правил о национальном режиме, конвенционном приоритете и независимости патентов в Конвенции содержится и ряд унифицированных материально-правовых норм, относящихся к изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам (далее - изобретения), охраняемым, как правило, на основе патентов.

Во-первых, ст. 4 ter устанавливает личное неимущественное право изобретателя быть названным в качестве такового в патенте (право на имя).

Во-вторых, закреплено правило о патентоспособности объектов, ограниченных в обороте на территории государства-участника. В выдаче патента не может быть отказано, и патент не может быть признан недействительным только на основании того, что запатентованный или изготовленный запатентованным способом продукт ограничен в обороте на территории государства-участника (ст. 4 quater). [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)]

В-третьих, Конвенция предусматривает право государств-участников принимать меры, необходимые для предотвращения злоупотреблений, могущих возникнуть в результате осуществления исключительного права, предоставляемого патентом, например в случае длительного неиспользования изобретения (п. 2 ст. 5). Под такими мерами в первую очередь понимается выдача третьим лицам принудительных лицензий на использование охраняемого объекта. Однако право на использование принудительных лицензий Конвенция оставляет на усмотрение государства-участника, которое в своем внутреннем законодательстве может предусмотреть подобные меры, но при обязательном соблюдении конвенционных правил. Принудительная лицензия не может быть истребована до истечения срока в четыре года с даты подачи заявки на патент или трех лет с даты выдачи патента, причем должен применяться срок, который истекает позднее. В выдаче лицензии должно быть отказано, если патентообладатель докажет, что неиспользование было вызвано уважительными причинами. Выдаваемая принудительная лицензия является неисключительной. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1] Передаваться в форме выдачи сублицензии она не может, кроме как вместе с частью предприятия, на котором данная лицензия используется.

Данное правило обусловлено тем, что использование запатентованного объекта является не только правом, но и обязанностью патентообладателя. В противном случае может создаться ситуация, когда разработка патентуется исключительно с целью помешать третьим лицам в ее использовании, т.е. имеет место типичное злоупотребление правом. [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]

В случае, если выдача принудительной лицензии оказывается недостаточной для пресечения злоупотреблений, национальное законодательство может предусмотреть возможность лишения прав на патент (кроме патента на промышленный образец), но не ранее двух лет с момента выдачи первой принудительной лицензии (п. 3 ст. 5 Конвенции). [Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982]

В-четвертых, Парижская конвенция (ст. 5 ter) предусматривает свободное (т.е. без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения) использование запатентованных объектов, если они являются частью транспортных средств. В соответствии с настоящей статьей в каждой из стран Союза не рассматривается как нарушение применение средств, содержащих изобретения, полезные модели, промышленные образцы, защищенные патентами, в конструкции или при эксплуатации транспортных средств (морских, воздушных, наземных и др.) другой страны при условии, что указанные средства временно или случайно находятся на территории такой страны и используются исключительно для нужд транспортного средства. [Ануфриева Л.П. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 9]

Наконец, Парижская конвенция устанавливает правила в отношении ввоза продуктов, изготовленных запатентованным в стране ввоза способом. В таком случае патентообладатель будет иметь все права в отношении ввезенного продукта, которые предоставляются ему внутренним законодательством страны ввоза на основании патента на способ производства в отношении продуктов, произведенных внутри этой страны (ст. 5 quater). Иными слонами, действие патента на способ производства распространяется и на продукт, полученный этим способом. Это положение введено для обеспечения возможности патентной охраны способов производства в том случае, если товар, произведенный запатентованным в стране способом, ввозится из-за рубежа (так называемая "косвенная охрана"). [Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. М., 2001. Т. 3]

Договор о патентной кооперации от 19 июня 1970 г. (далее - РСТ) [Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2000. Т. 2] в редакции 1984 г. имеет 116 участников (по состоянию на 15 июля 2002 г.), в число которых входит и Россия. Условием участия в Договоре является участие в Парижской конвенции.

Договор относится только к охране изобретений и полезных моделей. Промышленные образцы не подпадают под его действие. Выдачу единого патента РСТ не предусматривает, но тем не менее он создал процедуру, применение которой значительно упрощает зарубежное патентование изобретений. Рассмотрим основные положения этой процедуры.

Заявитель, желающий запатентовать изобретение в других государствах-участниках, подает одну заявку в свое национальное ведомство (или межправительственную организацию) с указанием всех государств, в которых он желал бы получить патенты. Если в отношении какого-либо государства можно испрашивать региональный патент, то заявитель может указать региональный патент в заявке. Такая заявка называется международной. Требования к оформлению международной заявки установлены ст. 3-8 РСТ, а также Инструкцией к Договору. В частности, заявка должна содержать заявление о выдаче патентов, описание изобретения, один или несколько пунктов формулы изобретения, чертежи (если это необходимо) и аннотацию (реферат). Датой подачи международной заявки является дата ее получения национальным ведомством (международной организацией) либо дата получения исправлений к заявке, если они были необходимы.

Правовые последствия подачи международной заявки заключаются в том, что любая правильно оформленная международная заявка с установленной датой международной подачи имеет силу правильно оформленной национальной заявки в каждом указанном в ней государстве (п. 3 ст. 11). Таким образом, заявитель вместо подачи отдельных заявок в каждом государстве, в котором он желает осуществить патентование, причем с соблюдением множества национальных процедур (что очень сложно), может подать одну международную заявку с соблюдением требований РСТ.

После подачи один экземпляр международной заявки хранится в получающем ее ведомстве, один направляется в Международное бюро ВОИС для регистрации и один - в международный поисковый орган для проведения по заявке международного поиска (получающее ведомство может одновременно обладать правом проведения международного поиска, как, например, Патентное ведомство РФ) [Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999]. Поиск проводится с целью выявления уровня техники (ст. 15 РСТ). Выявление уровня техники необходимо для того, чтобы определить, соответствует ли изобретение таким критериям патентоспособности, как новизна и изобретательский уровень. По итогам проведенного поиска составляется отчет, направляемый заявителю и Международному бюро ВОИС (ст. 18). На основании отчета заявитель оценивает возможность получения патентов на свое изобретение [Арбитражная практика за 1996–1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1998]. Например, если в ходе поиска установлено, что данное изобретение уже известно из уровня техники, может оказаться разумным отозвать заявку, чтобы избежать дальнейших расходов на уплату пошлин. Заявитель может также внести изменения в формулу изобретения либо оставить ее без изменений.

Если заявитель не отозвал заявку, она вместе с отчетом о поиске рассылается в каждое из ведомств государств (международных организаций), указанных в заявке (ст. 20). Кроме того, каждая неизъятая международная заявка публикуется Международным бюро по истечении 18 месяцев с даты приоритета этой заявки. Правовые последствия международной публикации международной заявки в государствах, в ней указанных, будут такими же, как последствия национальной публикации.

После получения заявки указанные ведомства проводят по ней экспертизу и выносят решение о выдаче патента или об отказе в его выдаче на основании национального законодательства. При этом национальные законодательства не могут предъявлять иных или дополнительных требований к форме или содержанию международной заявки, кроме тех, которые предусмотрены Договором и Инструкцией к нему, за исключением некоторых случаев, указанных в пп. 2 и 3 ст. 27. Впрочем, данное правило РСТ относится только к требованиям о форме и содержании заявок. Иные требования (относительно критериев патентоспособности, уровня техники и т.д.) устанавливаются правом договаривающихся государств. Разумеется, заявитель может просить о применении к форме и содержанию заявки национального законодательства, если его положения более благоприятны (п. 4 ст. 27).

Кроме международного поиска по просьбе заявителя проводится и международная предварительная экспертиза по международной заявке (гл. II РСТ). Сама по себе такая экспертиза необязательна и без просьбы заявителя не проводится. Ее целью является составление предварительного и необязывающего заключения о том, представляется ли заявленное изобретение новым, соответствует ли оно изобретательскому уровню и может ли быть промышленно применимым, т.е. установление критериев патентоспособности (п. 1 ст. 33). Заключение такой экспертизы не содержит никаких утверждений о патентоспособности или непатентоспособности согласно какому-либо национальному законодательству. В заключении утверждается по каждому пункту формулы, представляется ли он удовлетворяющим критериям новизны, изобретательского уровня (неочевидности) и промышленной применимости (ст. 35). Выводы международной экспертизы не предопределяют выводы экспертиз, проводимых национальными (региональными) ведомствами, и служат тому, чтобы заявитель мог более точно оценить перспективы зарубежного патентования. Однако некоторые развивающиеся страны придают актам международной экспертизы обязательную силу.

Что касается патентования в зарубежных странах изобретений, полезных моделей, созданных в Российской Федерации, то оно осуществляется не ранее чем через 6 месяцев после подачи заявки в Патентное ведомство. Патентное ведомство может разрешить зарубежное патентование и ранее указанного срока (ст. 35 Патентного закона в ред. 2003 г.).

Евразийская патентная конвенция от 9 сентября 1994 г. заключена между государствами - членами СНГ и имеет 10 участников, в том числе РФ. Условием участия в Конвенции является членство в ООН и участие в Парижской конвенции и Договоре о патентной кооперации. В отличие от Парижской конвенции и РСТ Евразийская конвенция представляет собой региональный договор о выдаче единого патента (только на изобретения).

Выдаваемый в соответствии с Конвенцией патент именуется евразийским патентом. Он является именно международным, а не национальным. Это означает, что его правовой режим (в том числе процедура получения, объем охраны, права и обязанности патентообладателей и т.д.) определяется не национальным законодательством, а положениями Евразийской конвенции и Патентной инструкции к ней (утверждена Административным советом Евразийской патентной организации 1 декабря 1995 г.).

Основные положения Конвенции. В соответствии со ст. 2 учреждена Евразийская патентная организация, цель которой - выполнение административных задач, связанных с функционированием Евразийской патентной системы и выдачей Евразийских патентов. Важнейшее подразделение организации - Евразийское патентное ведомство (г. Москва).

Конвенция и Инструкция к ней содержат материальные нормы права, регулирующие правовой режим евразийского патента (ч. III Конвенции, гл. II Инструкции). В частности, установлены условия патентоспособности (новизна, изобретательский уровень, промышленная применимость), правило относительно приоритета (он определяется в соответствии с Парижской конвенцией), срок действия патента (20 лет) и т.д.

Подробнее следует остановиться на рассмотрении процедуры получения евразийского патента (ст. 15 Конвенции). Правом на евразийский патент обладает изобретатель или его правопреемник, вне зависимости от того, является ли он гражданином государства-участника. В отношении служебных изобретений право на патент определяется в соответствии с законодательством государства, в котором служащий имеет основное место службы. Если государство, в котором служащий имеет основное место службы, не может быть определено, применяется законодательство того государства, в котором работодатель занимается предпринимательской деятельностью, с которой связан служащий.

Евразийская заявка подается либо через национальное ведомство договаривающегося государства, либо непосредственно в Евразийское ведомство. Требования к форме заявки и отдельных ее элементов установлены Инструкцией.

Евразийское ведомство проверяет соответствие поступившей евразийской заявки формальным требованиям Конвенции и Патентной инструкции и проводит поиск по этой заявке. По результатам поиска составляется отчет о поиске, высылаемый заявителю. Заявка вместе с отчетом публикуется по истечении 18 месяцев с даты ее подачи или, если испрошен приоритет, - с даты приоритета. В течение 6 месяцев с даты публикации отчета о поиске заявитель может подать ходатайство о проведении экспертизы заявки по существу. По результатам такой экспертизы коллегиями экспертов Евразийского ведомства принимается решение о выдаче или об отказе в выдаче евразийскою патента. При несогласии с решением об отказе в выдаче патента заявитель может в 3-месячный срок с даты получения уведомления об этом подать Евразийскому ведомству возражение, которое должно быть рассмотрено вновь сформированной коллегией экспертов. За подачу заявки, поиск, публикацию, проведение экспертизы по существу и другие процедурные действия в пользу Евразийского ведомства взимаются пошлины, размер которых установлен Положением о пошлинах Евразийской патентной организации.

Отказ в выдаче Евразийского патента не препятствует заявителям в получении патентов по национальной процедуре. В частности, до истечения 6 месяцев с даты получения уведомления об отказе в выдаче евразийского патента заявитель может подать в Евразийское ведомство ходатайство с указанием договаривающихся государств, в которых он хочет получить патент по национальной процедуре (п. 1 ст. 16). При этом в каждом указанном таким образом государстве евразийская заявка, которая является предметом такого ходатайства, считается правильно оформленной национальной заявкой, поданной в национальное ведомство с той же датой подачи и, если таковая имеется, датой приоритета, что и евразийская заявка (п. 2 ст. 16).

Евразийский патент может быть получен и по процедуре РСТ, так как он является региональным патентом, подпадающим под действие этого Договора.

Существуют и другие международные договоры, предусматривающие аналогичные процедуры о выдаче региональных патентов, в частности Мюнхенская конвенция о выдаче европейских патентов 1973 г. (выдачу осуществляет Европейское патентное ведомство в г. Мюнхене) [Баратянц Н.Р., Богуславский М.М., Колесник Д.Н. Современное международное право: иммунитет государства // СЕМП. 1988. М., 1989], Соглашение о создании Африканской организации интеллектуальной собственности 1977 г. и др.

Международная регистрация промышленных образцов осуществляется в соответствии с Женевским актом Гаагского соглашения о международной регистрации промышленных образцов от 2 июля 1999 г. [Бардина М.П. Определение права, применимого к существу спора, в практике МКАС // Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража. М., 2002] Участником Женевского акта может стать любое государство - участник ВОИС и любая международная организация, имеющая ведомство, в котором может быть получена охрана на промышленные образцы.

Международную регистрацию в соответствии с Женевским актом осуществляет Международное бюро ВОИС. Правом на подачу заявки обладают: граждане государств-участников; граждане государств - членов международных организаций, участвующих в Женевском акте; лица, имеющие постоянное или обычное местожительство на территории договаривающейся стороны или имеющие на этой территории действительное и нефиктивное промышленное или торговое предприятие (ст. 3). Заявка может быть подана по выбору заявителя либо непосредственно в Международное бюро, либо через национальное ведомство государства-участника, которому принадлежит заявитель (п. 1-а ст. 4). Требования к форме и содержанию заявки установлены ст. 5 Женевского акта и Инструкцией к нему. В частности, в ней должны быть указаны договаривающиеся стороны, в которых заявитель желает получить охрану.

Международная заявка может содержать заявление о приоритете одной или нескольких предшествующих заявок, поданных в любой стране - участнике Парижской конвенции или стране - члене Всемирной торговой организации, либо в отношении такой страны. Международный приоритет по такой заявке регулируется правилами ст. 4 Парижской конвенции.

По поданной международной заявке Международное бюро проводит экспертизу на предмет соответствия заявки требованиям Женевского акта и Инструкции. В случае выявления несоответствий заявителю предлагается внести необходимые исправления в заявку в течение 3-месячного срока. Если Международное бюро считает, что заявка соответствует применимым к ней требованиям, оно регистрирует промышленный образец в Международном реестре, направляет свидетельство владельцу и производит публикацию сведений о международной регистрации. Датой такой регистрации считается дата подачи международной заявки или исправлений к ней.

Международная регистрация в каждом из указанных в заявке государств-участников имеет такое же действие, что и предоставление охраны на промышленный образец в соответствии с национальным законодательством (п. 2-а ст. 14). Срок охраны промышленного образца, прошедшего международную регистрацию, составляет пять лет с даты регистрации. Он может продлеваться на дополнительные периоды по пять лет при условии уплаты пошлин. Общий срок охраны составляет 15 лет, кроме случаев, когда национальное законодательство предусматривает более длительный срок (ст. 17).

Так как экспертизы по существу Международное бюро не проводит (т.е. им не устанавливается соответствие промышленного образца критериям патентоспособности в каждой из стран-участниц) и единого правового режима для промышленных образцов Женевский акт не устанавливает, то право принимать решение об отказе в предоставлении охраны на территории государства-участника принадлежит его национальному ведомству. Оно может полностью или частично отказать в признании действия любой международной регистрации на территории данного государства в том случае, если не соблюдены предусмотренные национальным законодательством условия предоставления охраны (например, права на аналогичный образец в этом государстве уже принадлежат другому лицу). Однако по формальным основаниям (несоответствие формы или содержания международной заявки требованиям национального закона) такой отказ не допускается (п. 1 ст. 12).

Об имевшем место отказе национальное ведомство уведомляет Международное бюро с указанием мотивов. Бюро сообщает об этом правообладателю, который имеет право на те же средства защиты, как если бы он подал заявку на данный промышленный образец в соответствии с национальным законодательством. Такие средства защиты, по крайней мере, должны включать возможность повторного рассмотрения или пересмотра решения об отказе или его обжалования (пп. 2 и 3 ст. 12).

Договор о патентном праве от 1 июня 2000 г. направлен на унификацию [Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное частное право. Сборник документов. М., 1997] патентного законодательства государств-участников, особенно в части процедур и формальных требований, предъявляемых при подаче заявки на патент. Делается это путем установления минимальных стандартов, которым должно соответствовать законодательство договаривающихся государств. При этом допускается установление правил, являющихся более благоприятными для заявителей и патентообладателей по сравнению с теми, которые предусмотрены Договором. Таким образом, заявитель или патентообладатель может быть уверен, что законодательство государства-участника либо соответствует положениям Договора, либо предусматривает меньше требований и является, следовательно, более благоприятным. Россия в Договоре о патентном праве не участвует.

< Лекция 10 || Лекция 11: 12345 || Лекция 12 >
Кристина Петунова
Кристина Петунова

завершила курс международное частное право, экстерном экзамен все просшла. а сертификаты скриншоты забыла сделать. как мне эти сертификаты опять найти на русском и на английском языке. 

Ольга Нагорняк
Ольга Нагорняк

дорый день!

я записалась на курс мчп, возможно ли пройти часть обучение до 18.12? а потом возобновить поле 19.01?