Опубликован: 19.09.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1296 / 288 | Длительность: 45:03:00
Специальности: Руководитель, Юрист
Лекция 2:

История российской науки международного частного права

< Лекция 1 || Лекция 2: 123 || Лекция 3 >

2.1. Развитие науки международного частного права в дореволюционной России

Наука международного частного права в России сравнительно молода: она возникла во второй половине XIX в. К этому времени на Западе уже в течение многих столетий одно поколение юристов за другим работало над созданием теории конфликтного права. Их усилия позволили превратить этот сегмент юридического знания в предмет размышлений ряда самых выдающихся юристов всех времен и народов. Была создана богатейшая количественно и качественно специальная литература.

Россия примкнула к этой работе достаточно поздно. История русской литературы международного частного права занимает немногим более полутора столетий. Но как бы коротка она ни была, это наша история, и к ней стоит отнестись со вниманием, ибо полнее сознавая прошлое, мы лучше уясняем современное: глубже опускаясь в смысл былого, раскрываем характер будущего; глядя назад, шагаем вперед. В прошлом - основа будущего, плодотворного развития российской науки международного частного права.

"Знание истории права для юриста, - заметил дореволюционный ученый П.Е. Казанский, - то же самое, что знание естественных наук для врача. Только тот, кто понимает право исторически, как произведение известных общественных условий, как результат известного развития, может верно оценивать значение его различных начал, применять его в настоящем и содействовать развитию его в будущем. Только тот будет действительным мастером своего дела и в малом, и в крупном". [Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)]

Русская литература международного частного права имеет славную историю, выразившуюся в длинном перечне блистательных трудов, глубоких по своему научному содержанию и оригинальных по языковому стилю изложения. Работы таких маститых ученых, как М.И. Брун, Н.П. Иванов, П.Е. Казанский, М.Н. Капустин, К.И. Малышев, Ф.Ф. Мартенс, Б.Э. Нольде, А.А. Пиленко и др., имеют важное значение для изучения международного частного права. Написанные выразительным, ярким языком, они в то же время представляют собой своеобразный образец, эталон, коему должны соответствовать и работы современных авторов.

Исторически первой специальной работой по международному частному праву на русском языке была книга Николая Павловича Иванова (1839-1903) "Основания частной международной юрисдикции", первоначально вышедшая в Ученых записках Казанского университета в 1865 г., а затем и отдельно. "Каждое государство, - писал автор, - обладает свойством суверенитета, что означает действие на своей территории изданных им законов. Однако интересы взаимного общения народов требуют признания внутри своих территориальных пределов юридической силы иностранных законов". Применение иностранного закона определяется на основании положений отечественного законодательства.

Н.П. Иванов впервые в русской литературе ясно и подробно изложил самую постановку вопроса о конфликтах. Формулы его ясны и точны. "Мы имеем в виду два факта: с одной стороны, право носит на себе местный характер, и с другой - вследствие практической необходимости люди находятся в постоянном передвижении. Отсюда из сопоставления обоих этих фактов возникает весьма важный и трудный вопрос в юриспруденции - вопрос о решении так называемой коллизии, или столкновения местных прав. Этот вопрос в общей форме может быть выражен следующим образом: при местном различии законов по какому именно закону надлежит разрешать случаи таких юридических отношений, которые или возникли в месте господства иного права, или же в котором участвует лицо, принадлежащее другой местности с особым правом".

Руководствуясь работами западных авторов, Н.П. Иванов сформулировал основные начала международной юрисдикции. По его мнению, их два, и они "суть неодинаковы в отношении законодательной и судебной власти". Для законодательной власти действует следующее "основное начало": если разумно-справедливые интересы того государства, которому принадлежит суд, не требуют непременного приложения в данном случае местного права, то коллизия между законами отдельных государств (будет ли это вследствие того, что известное юридическое отношение возникло за границей, или потому, что в нем участвует иностранец) должна быть разрешена каждый раз на основании того из этих законов, по которому данное отношение принадлежит по своей сущности". Для судебной власти действует другое "основное начало", а именно: в случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступать на основании своего отечественного закона". [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1]

Н.П. Иванов еще не был самостоятелен в своих исследованиях. Свою книгу он построил на творческом переложении работ западных ученых - Вехтера и Савиньи.

С исследования Н.П. Иванова начинается активная разработка основных проблем международного частного права российскими юристами-международниками, которые продолжили и развили традиции, ранее заложенные цивилистом Дмитрием Ивановичем Мейером (1819-1856) [Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]. На рубеже XIX - начала XX в. в российской науке сложилось два понимания природы международного частного права [Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982]. Юристы-международники (П.Е. Казанский, М.Н. Капустин, Ф.Ф. Мартене, А.Н. Стоянов и др.) исходили из широкого понимания общего международного права, включающего в свой состав как международное публичное, так и международное частное право. Михаил Николаевич Капустин (1828-1899), например, писал: "Международное право имеет содержанием своим положение и деятельность государств и их подданных в международной (внегосударственной) области" [Ануфриева Л.П. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 9].

Андрей Николаевич Стоянов (1831-1907) определял международное право как "совокупность общих начал и правил, которыми определяются взаимные отношения самостоятельных государств и разрешаются столкновения в законах и обычаях отдельных народов для упрочения и развития всемирно-гражданского оборота". [Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. М., 2001. Т. 3]

Вопросам международного частного права Федор Федорович Мартенс (1845-1909) уделил целый раздел во втором томе своего фундаментального курса [Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2000. Т. 2]. По его мнению, международное общение есть единственно верное и положительное основание, на котором может развиваться международное частное право, и исходя из него только и могут быть разрешены запутанные и сложные вопросы применения законов различных государств. Из понятия о международном общении цивилизованных государств вытекают следующие основные положения:

  1. назначение каждого суда заключается в охранении существующих прав; всякое право, возникшее на основании законов одного какого-либо государства, должно быть признано правом на территории всего международного сообщества;
  2. международное право есть действующее право каждого цивилизованного государства;
  3. в каждом отдельном случае, представляющем возможность или требующем выбора между законами территориальными и иностранными, задача суда определить, какой закон, туземный или иностранный, должен получить применение;
  4. если законы отдельных государств не содержат в себе начала международного частного права или не устраняют недоразумений, постоянно возникающих в практике относительно применения этих начал, то необходимо общее международное соглашение по этим вопросам.

Рассуждения Ф.Ф. Мартенса по вопросам международного частного права вызвали неоднозначную оценку среди его современников. Профессор Демидовского юридического лицея в Ярославле Т.М. Яблочков высоко оценил его научные построения [Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999]. В противовес этому мнению Б.Э. Нольде считал, что Мартенс "не велик как ученый в этой области международного права. В его лице русская наука, по сравнению с Малышевым, делает шаг назад". [Арбитражная практика за 1996–1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1998] Его идея международного общения "совершенно бессодержательна в связи с построением конфликтных норм, ибо она лишь констатирует тот бесспорный факт, что конфликты законодательств разных стран возникают в силу существования связей между этими странами". [Базанов И.А. Унификация частного права // Труды V съезда Русских академических организаций за границей в Софии 14–21 сентября 1930 г. София, 1932. Ч. I]

Активным сторонником широкого подхода к международному частному праву являлся одесский профессор Петр Евгеньевич Казанский (1866-?). Международное частное право он именовал международным гражданским правом. Главная книга его жизни так и называлась "Учебник международного права, публичного и гражданского". К международному частному праву он относил не только коллизионные нормы, как это делал, например, Ф.Ф. Мартенс, но и материально-правовые нормы.

П.Е. Казанский придерживался следующего понимания международного права. "Международное право, - писал он, - есть совокупность юридических правил, определяющих устройство и управление международного общения и гражданские права иностранца". [Баратянц Н.Р., Богуславский М.М., Колесник Д.Н. Современное международное право: иммунитет государства // СЕМП. 1988. М., 1989]

Вопросам международного частного права П.Е. Казанский уделил особенную часть своего учебника (с. 493-524). "Международное частное право, или гражданское право, - констатировал он, - это начала, определяющие гражданские права человека в международных отношениях или, что то же самое, гражданские права иностранца". [Бардина М.П. Определение права, применимого к существу спора, в практике МКАС // Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража. М., 2002] По мнению автора, международное частное право решает две основные задачи: 1) обеспечивает каждому лицу, живущему в пределах международного общения, известную совокупность основных прав, без которых в наше время нельзя вообще принимать участия в общественной жизни и преследовать свои надобности в сношениях с другими людьми; 2) устанавливает, законы каких государств должны применяться ко всем подробностям тех или других отношений между людьми, так как положение частного человека определяется ныне преимущественно правом отдельных государств.

П.Е. Казанский относился к активным сторонникам широкого толкования международного права. "Их учение, - писал он, - можно даже принять с одним добавлением, именно, что международное гражданское и международное публичное право входят как части в более широкое понятие - просто международное право, совершенно подобно тому, как русское гражданское и русское публичное право входят как части в понятие права Российской империи". [Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное частное право. Сборник документов. М., 1997]

Из других работ русских ученых можно выделить книгу А.А. Пиленко "Очерки по систематике международного частного права". Она представляет собой образец интернационалистического воззрения. Так, анализируя содержащуюся в законодательстве всех стран коллизионную норму, согласно которой "дееспособность лица определяется по законам той страны, к которой принадлежит это лицо", А.А. Пиленко делал вывод о том, что существует международно-правовая норма, по которой дееспособность физического лица определяется его отечественным законом, а страны, закрепившие это положение в своих внутренних правовых системах, лишь присоединились к этой международно-правовой норме. [Белов А.П. Публичный порядок: законодательство, доктрина, судебная практика // Право и экономика. 1996. № 19–20]

В противоположность этому подходу в 70-х годах XIX столетия сформировалась цивилистическая концепция понимания международного частного права. Ее основоположником был крупнейший российский цивилист XIX - начала XX в. Кронид Иванович Малышев. Основные положения этой концепции изложены в первом томе "Курса общего гражданского права России", опубликованном в 1878 г. По мнению выдающегося советского профессора Л.А. Лунца, эта работа отличалась "большим совершенством формы изложения и охватом обширнейшего материала русского и иностранного права". {Белов В.А. Денежные обязательства. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001} Исследователь жизни и творчества К.И. Малышева профессор Г.М. Колоножников отмечал: "В свое время имя этого научного работника пользовалось громаднейшей популярностью и авторитетом в ученом и судебном мире... заслуги Кронида Ивановича... громадны". [Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. М., 1999]

К.И. Малышев (1841-1907) закончил Казанскую духовную академию и юридический факультет Петербургского университета. Он был прежде всего специалистом в области гражданского права и гражданского процесса. Однако его имя прочно вписано и в историю отечественной науки международного частного права. Дело в том, что К.И. Малышев, самостоятельно и добросовестно переработав все, что было издано в области коллизионного права до него, обосновал учение о "межобластных" коллизиях в России. По его мнению, отдельные местности в России того времени, Бессарабия, Царство Польское, Финляндия, Прибалтика и т.д., с точки зрения гражданского права могли быть названы "особыми государствами с гораздо большей основательностью, чем какая-либо Пруссия или Бавария в Германской империи". [Богуславский М.М. Иммунитет государства. М., 1962] В связи с этим возникала проблема разграничения сфер действия законоположений, существовавших в различных частях Российской империи.

К.И. Малышев исходил из цивилистической концепции международного частного права. Он писал: "В международном быту следует различать отношения публичные - между государствами и отношения частные - между отдельными субъектами гражданского оборота; на этом основании и теория международного права делится на публичное и частное международное право. Последнее есть не что иное, как часть гражданского права, то есть теория гражданских отношений в международном быту". [Богуславский М.М. Международное частное право. 3-е изд. М., 1998] Придерживаясь цивилистической концепции, он между тем замечал, что для международного частного права важно не только русское право, но и материалы сравнительного правоведения, и международные соглашения. [Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1974]

Автор изложил также основания применения иностранного права в отечественных судах. По его мнению, обязанность суда применить иностранное право не только исходит из международной вежливости, но и основывается на законодательстве той страны, к которой принадлежит суд, решающий дело. Иногда такая обязанность выводится из предполагаемой воли законодателя, определяемой теорией и практикой.

Исследование К.И. Малышева было оценено по достоинству современниками ученого. Б.Э. Нольде писал: "Не будет преувеличением сказать, что никто в истории русской юриспруденции не мог ни раньше, ни после сравниться с Малышевым по своим знаниям положительного русского и иностранного права и по своей литературной русской и иностранной начитанности. И ученость эта подлинная, не взятая напрокат, ибо Малышев большею частью идет первым по тем научным путям, которые он себе наметил: за ним нет предшественников, и он все собирает сам. Изумительное трудолюбие делает Малышева смелым, и он не останавливается перед задачами, которые, без преувеличения, надо назвать гигантскими... Можно смело сказать, что Малышев создал догму русского внутреннего коллизионного права". [Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1999]

К.И. Малышев рассмотрел в своей работе главным образом коллизии между разноместными законами России. Обещанный им раздел курса, посвященный международному коллизионному праву, так и не вышел в свет. Работа в этом направлении не была продолжена. И тем не менее вклад К.И. Малышева в науку международного частного права в России огромен. То, что им было сделано, достойно того, чтобы мы и сегодня с благодарностью вспоминали его имя.

Цивилистическая концепция международного частного права была развита в трудах профессора Коммерческого института в Москве М.И. Бруна. В них также последовательно отстаивалась точка зрения о национальном, а не международном характере коллизионных норм.

Михаил Исаакович Брун (1860-1916) - один из наиболее даровитых представителей русской науки. Его первой работой был очерк "Международное частное право", помещенный в 1896 г. в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (Т. XVIII-а. С. 922-930). Долгое время он трудился в Москве присяжным поверенным. Лишь оставив практику, полностью посвятил себя науке. В его изысканиях чувствуется постоянно возрастающая глубина мысли и знаний. "В последних работах Брун - полный хозяин предмета, овладевший огромной его литературой, разбирающийся в сложнейших контроверзах этой сложнейшей отрасли юридического знания", - писал Б.Э. Нольде в своем незаконченном очерке об ученом. [Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2001]

Словарный очерк М.И. Бруна вследствие главным образом напечатания в издании, которым юристы не привыкли пользоваться, существенно не повлиял на развитие коллизионной теории в России. "Международное частное право, - писал автор, - совокупность правил, определяющих, законы какого государства должны нормировать частное юридическое отношение, в котором участвуют иностранцы или которое возникло за границей. Каждое государство, в силу своего суверенитета, могло бы, по-видимому, в пределах своей территории, допускать применение только своих законов, но на практике все культурные государства признают у себя, в силу юридической необходимости, действие иностранных законов".

Очерк М.И. Бруна по своим внутренним достоинствам несомненно заслуживал внимания. В нем автор поставил свою задачу очень скромно - изложить основы международного частного права. В небольшой по размеру словарной заметке такая скромность - признак большого научного такта. Со своей задачей М.И. Брун справился блестяще, и все, что он изложил, точно и методологически правильно. Его характеристики отдельных институтов международного частного права, несмотря на их краткость, содержательны и точны.

Вместе с тем, не умаляя ее достоинства, было бы несправедливо придавать чрезмерное значение первой работе М.И. Бруна. Главные его заслуги - в работах поздних лет, и только они дали ему крупное имя в истории русской юридической науки. Автор в течение ряда лет преподавал международное частное право в Московском коммерческом институте. Его лекции были напечатаны под названием "Международное частное право" в 1909 г.

В самом начале своего курса лекций М.И. Брун писал: "Мы приступаем к изучению науки, которую в сороковых годах XIX века начали называть: международное частное право. Общее мнение таково, что название это неправильно и неточно, громоздко и некрасиво. Своим содержанием наука эта представляет рад испытаний для тех, кто ею занимается... Между тем она не только не отвращает от себя, но те самые, кто так на нее жалуются, заявляют о своей пламенной любви к ней. По тому самому, что наука эта изобилует недоуменными вопросами; по тому самому, что процесс искания истины более ценен, чем достигнутая ступень познания, которое ведь всегда только относительно; но и потому, что конечная цель этой науки - признание и защита субъективных прав на всем земном шаре независимо от случайных местных условий притязания на них; что светоч этой науки - человечество, стоящее выше национальных делений, - по этим причинам она влечет и привязывает к себе всех, кто с нею познакомился". [Богуславский М.М. Порядок применения и установления содержания иностранного права // Международное частное право. Современные проблемы. Кн. 2. М., 1993]

"...Международное частное право есть ветвь внутренне-государственного права... применение в известных случаях иностранных законов составляет юридическую обязанность государственной власти по отношению к собственным подданным, независимо от того, что думают об этом международное право и представители иностранных государств", - замечал М.И. Брун. [Броунли Я. Международное право / Пер. с англ. М., 1977] "Вместе с тем, - продолжал он, - международное частное право не есть международное право, и не есть частное право; это нечто совершенно отдельное от этих двух совокупностей правил". [Брун М.И. Введение в международное частное право. М., 1915]

Столь же категорично выражался М.И. Брун в своей итоговой, наиболее значимой из его творческого наследия книге "Введение в международное частное право". Она состояла из четырех очерков: 1) определение предмета; 2) задачи науки и ее методы; 3) отношение к международному праву; 4) отношение к частному праву и место в системе норм.

"Международное частное право, - писал ученый, - не есть ни международное право, ни частное право. Для нашего времени и для нашей культуры оно есть совокупность правил о выборе из множества частноправовых норм, параллельно действующих - каждая на своей территории, - той нормы, которая одна правомочна или пригодна для юридической регламентации данного жизненного отношения. ...Совокупность коллизионных (конфликтных) норм и есть международное частное право". [Брун М.И. Очерки истории конфликтного права. М., 1915]

М.И. Бруном также были опубликованы, вначале в "Журнале Министерства юстиции" и "Юридическом вестнике", а затем отдельно следующие работы: "Коллизионная и материально-правовая норма о форме сделок" (1911), "Коллизия разноместных законов о безвестном отсутствии" ("Юридический вестник", 1914, кн. 5), вышедшая отдельным изданием под названием "О безвестном отсутствии в международном частном праве" (М., 1914), "Коллизионные нормы о дееспособности физического лица" (М., 1915), "Очерки истории конфликтного права" (М., 1915), "Право- и дееспособность физического лица в конфликтном праве" (М., 1915), "Юридические лица в международном частном праве", т. 1-2 (Пг., 1915), "Публичный порядок в международном частном праве" (Пг., 1916), "Домициль в гражданском и конфликтном праве" (Пг., 1916).

Из других работ М.И. Бруна, оказавших значительное влияние на развитие международного частного права в России, можно выделить "Конфликтное право постглоссаторов (XIII-XV вв.)" и "Теорию статутов (ХVI-ХVIII вв.)", опубликованные в Известиях Московского коммерческого института (Экономическое отделение. Кн. III. 1915. С. 3-48 и 49-104 соответственно).

Международным частным правом занимались и другие ученые. Две статьи по истории написал Грабарь В.Э.: "Римское право в истории международно-правовых учений" (Юрьев, 1901. С. 193-218) и "Вопросы международного права в юридических консультациях Балда" (Известия МИД, 1917. Т. V-VI. С. 187-191).

К числу других наиболее значительных работ относились: Нольде Б.Э. "Очерк международного частного права" (в кн.: Лист Ф. Международное право. Юрьев, 1912. С. 461-574), и его же: "Вещное международное право (частное)" (Словарь юридических и государственных наук. СПб., 1901. Т. 1. С. 1758-1762); Шалланд Л.В. "Современные течения в науке частного международного права" (Право, 1901. С. 1931-1944); Пиленко А.А. "Очерки по систематике частного международного права" (СПб., 1911), Садовский "Основы частного международного права и применение их в области наследования (по закону)" (1903); Яблочков Т.М. "Форма брака в частном международном праве" (Юридические записки. Ярославль, 1912. Т. I-II); его же "Курс международного гражданско-процессуального права" (Ярославль, 1909).

Подводя итог отечественным исследованиям в области международного частного права в дореволюционный период, можно сделать следующий вывод. По качеству работ русская наука международного частного права занимала одно из первых мест в мире. Она соединяла строгую ученость немецких исследований с изяществом французских. Особое достоинство русских исследователей состояло в широком знании иностранной учебной литературы. Практически до начала XX в. (исключением, пожалуй, является К.И. Малышев) вопросами международного частного права занимались юристы-международники. Русская наука дала нам несколько общих сочинений по международному праву (международное частное право входило в них как раздел), которые по своей фундаментальности можно сопоставить с лучшими трудами этого рода в западной науке.

< Лекция 1 || Лекция 2: 123 || Лекция 3 >
Кристина Петунова
Кристина Петунова

завершила курс международное частное право, экстерном экзамен все просшла. а сертификаты скриншоты забыла сделать. как мне эти сертификаты опять найти на русском и на английском языке. 

Ольга Нагорняк
Ольга Нагорняк

дорый день!

я записалась на курс мчп, возможно ли пройти часть обучение до 18.12? а потом возобновить поле 19.01?