Опубликован: 19.09.2016 | Доступ: свободный | Студентов: 1296 / 288 | Длительность: 45:03:00
Специальности: Руководитель, Юрист
Лекция 16:

Наследственные правоотношения в международном частном праве

< Лекция 15 || Лекция 16: 12 || Лекция 17 >

Расширение всесторонних связей в политической, экономической и иных областях жизнедеятельности значительно облегчило переезд из одного государства в другое и трудоустройство на новом месте. Миллионы людей, обладающих гражданством одной страны или имеющих в ней место постоянного проживания, получают право жить и работать на территории иного государства. Очевидно, что среди различных проблем, которые не могут не появиться в связи с этим, немаловажное место занимают вопросы, связанные с приобретением и осуществлением наследственных прав иностранцев.

16.1. Коллизионно-правовое регулирование наследственных отношений международного характера

Появление международного элемента в наследственных отношениях объективно порождает основу для формирования трех групп коллизионных ситуаций. Коллизии возникают, например, в процессе наследования по закону, либо при осуществлении наследования по завещанию, либо в силу тех различий, которые проявляются в сфере наследования движимого и недвижимого имущества.

При наследовании по закону необходимо найти такой правопорядок, который определил бы перечень предполагаемых обязательных наследников и установил очередность их призвания к наследству. Правоприменительным органам государства также необходимо выяснить, имеются ли основания для выявления иных претендентов на наследство и тех, кто не наследует в принципе, в силу того, что не обладает правом допуска к наследству.

Процедура определения надлежащего правопорядка зачастую осложнена тем, что имущество наследодателя (в частности, недвижимое) может находиться и вне пределов того или иного государства. Каждая страна по-разному устанавливает объем прав на это имущество, порядок их осуществления и формы их защиты. В такой ситуации распределение долей наследников и последующее приглашение их к наследованию представляются весьма затруднительными. Естественно, государства заинтересованы в единой коллизионной привязке, которая определила бы применимое право для регулирования всей совокупности отношений по наследованию имущества, как недвижимого, так и движимого.

Одни страны рассматривают в качестве такого коллизионного критерия "закон последнего места жительства наследодателя". Характерно в этом отношении законодательство Перу. Как следует из Книги X "Международное частное право" Гражданского кодекса Перу 1984 г., место нахождения имуществ не имеет значения для целей наследования, а процесс наследственного правопреемства будет осуществляться согласно закону той страны, на территории которой наследодатель имел последнее место жительства.[Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)]

Иные государства в качестве универсального коллизионного принципа обращаются к "закону гражданства наследодателя". Эта формула применяется вне зависимости от характера имущества и от того, в какой стране оно находится. Тем не менее ее практическая реализация представляется отнюдь не беспроблемной. В частности, неясно, какой правопорядок следует признать решающим для регулирования правоотношений в случае, если наследодатель принимает гражданство иной страны или лишается его либо обладает гражданством нескольких стран.[Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1]

Эти проблемы заставляют законодателей разных стран создавать иные коллизионные конструкции, призванные установить право, подлежащее применению в ситуации, когда статус наследодателя как гражданина требует дополнительного обоснования. Так, согласно законодательству Японии (Закон, касающийся применения законов 1898 г. в редакции 1989 г.), если лицо обладает гражданством более чем одной страны либо не обладает гражданством вообще, то действует правопорядок того государства, где это лицо имеет обычное место проживания. Если такой страны не существует, применяется право государства, с которым данное лицо наиболее тесно связано.[Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]

Несомненно, что передача наследуемого имущества от наследодателя к наследникам по закону представляет собой достаточно значимую стадию наследования. Однако ключевой формой распоряжения имущественными правами остается институт завещания. Наследодатель посредством составления завещания (testament, will) может определить юридическую судьбу своего имущества. Однако при этом возникают вопросы обязательной доли в наследстве, защиты прав пережившего супруга и т.п. Естественно, что государство объективно заинтересовано в выборе наиболее удобных форм правового регулирования в виде единообразных коллизионных начал, которые позволили бы установить, обладал ли индивид самой возможностью выразить свою последнюю волю, отдавал ли он себе отчет в своих действиях, отвечал ли за свои поступки, словом, определить его завещательную дееспособность. В сущности, выбор такого правопорядка уже предопределен перечнем тех коллизионных принципов, согласно которым регламентируются наследственные отношения в целом. Отметим здесь прежде всего право той страны, в пределах которой наследодатель обрел последнее место жительства на момент составления завещания, а также правопорядок государства, гражданином которого наследодатель является.[Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982]

Обращение к закону гражданства предусматривает различные варианты ответа на вопрос, когда осуществляется привязка наследственных правоотношений к этому закону (в момент кончины наследодателя или в период составления завещания). Приверженность первому варианту демонстрирует Кодекс международного частного права Туниса, вступивший в силу 1 марта 1999 г.[Ануфриева Л.П. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. № 9] Законодательство Испании, напротив, сохраняет возможность выбора права той страны, гражданством которой наследодатель обладал в момент составления завещания.

Любое завещательное распоряжение, если оно составлено дееспособным лицом и приобрело необходимую юридическую силу, должно отвечать ряду признаков. Основополагающей в этом плане является форма завещания. Проблема установления права, подлежащего применению в отношении формы завещания, отличается известной сложностью. С одной стороны, действует общее правило, в соответствии с которым статут, применимый к наследованию, в целом определяет и форму завещательного распоряжения. Вместе с тем завещание представляет собой особый вид односторонней гражданско-правовой сделки. Поэтому обращение к другому коллизионному принципу (закон той страны, где завещание было подписано) является вполне обоснованным. Эта коллизионная привязка известна судебной практике Великобритании, законодательной практике Литвы.[Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. М., 2001. Т. 3]

Следует заметить, что английское право применительно к наследованию знает случаи обращения и к закону места заключения сделки. Таким способом осуществляется регулирование тех наследственных правоотношений, которые возникают в момент оформления акта купли-продажи недвижимости, находящейся в безусловном личном владении наследодателя.

Природа завещательного распоряжения допускает и непосредственное волеизъявление лица по поводу выбора права. Во всяком случае, нельзя исключать ситуации, когда наследодатель может указать на необходимость применения того правопорядка, в котором он усматривает некие преимущества в силу происхождения, гражданства, этнических и культурных мотивов. Многие государства предусматривают множество вариантов выбора права, подлежащего применению к форме завещания. Так, закон Чехословакии "О международном частном праве и процессе" от 4 декабря 1963 г. (в настоящее время действует на территории Чехии и Словакии) предусматривает, что и законодательство того государства, на территории которого было составлено завещание, может быть признано полномочным в отношении всех вопросов, связанных с формой завещательного распоряжения. Закон Венгрии "О международном частном праве" 1979 г. допускает, что наследодатель вправе составить завещание, руководствуясь законами страны - последнего места жительства. В конечном итоге ничто не мешает ему воспользоваться и законодательством своего отечества для установления формы завещания.

Коллизионные принципы, посредством которых осуществляется определение права, наиболее компетентного для формы завещания, имеют значение и для его содержания. Последнее может включать в себя множество положений, вплоть до инструкций об очередности исполнения отдельных пунктов и назначения опекуна наследнику. Однако основу волеизъявления наследодателя составляют распоряжения завещателя о порядке распределения наследственной массы. В международной практике объективно сложились различные способы разрешения возникающих при этом коллизионных ситуаций. Так, можно не разделять наследственную массу на движимое и недвижимое имущество и руководствоваться коллизионной привязкой, общей для всех видов вещей. В Италии, например, это закон места пребывания наследодателя.[Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М.: БЕК, 2000. Т. 2]

Вместе с тем возможен и иной вариант, когда классификация наследственного имущества на движимое и недвижимое все-таки производится. В таком случае формируются условия для возникновения явления, которое нередко называют "расщеплением статута наследования". Речь идет не о "расщеплении" коллизионной привязки, а о различиях в коллизионно-правовом регулировании отношений по наследованию двух категорий объектов - движимых и недвижимых вещей и о дифференциации соответствующих правовых режимов для них.[Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999]

Подобная дифференциация осуществляется на основе двух разных самостоятельных коллизионных привязок: одна (применительно к движимым вещам) прикрепляет наследственное отношение к закону домицилия наследодателя, вторая (если имеет место наследование недвижимого имущества) - к закону места нахождения вещи.[Арбитражная практика за 1996–1997 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1998]

Предположим, что участники наследственных правоотношений осуществили выбор права, которое они считают надлежащим. Однако успех наследственного правопреемства во многом определяется также теми требованиями, которые предъявляются законодательством той или иной страны к содержанию правоотношений по наследованию. Эти требования не могут не различаться между собой. Поэтому выбор права на основании коллизионного начала "закон последнего места жительства" означает, что дети и внуки наследодателя, проживавшего, например, во Франции, приобретают право наследования первого разряда (согласно Закону от 3 января 1972 г. № 72-3 "О внесении изменений в статьи 311-314 ФГК" внебрачные дети наследуют наравне с законными детьми). Но приемные дети будут допущены к наследованию только в том случае, если им удастся доказать свое родство с представителями третьего разряда (деды, прадеды, словом, все иные участники, кроме родителей). Английское право приводит уже к иным результатам: все предполагаемые наследники могут быть приглашены к наследству лишь в том случае, если им удастся отстранить от наследства пережившего супруга (и его нисходящих родственников).[Базанов И.А. Унификация частного права // Труды V съезда Русских академических организаций за границей в Софии 14–21 сентября 1930 г. София, 1932. Ч. I]

Французское право в силу коллизионной формулы "закон гражданства" разрешает наследодателю распределять только ту долю имущества, которой он действительно может распорядиться (от 3/4 до 1/4 всего наследуемого имущества, в зависимости от наличия у него восходящих родственников и детей). Применение этого же принципа к наследованию в Великобритании дает пережившему супругу право на приобретение имущества уже в полном объеме, если у него нет нисходящих родственников. Наличие последних предоставляет пережившему супругу право на предметы домашнего обихода и личного потребления, а также на фиксированную денежную сумму, исчисляемую из стоимости имущества, свободного от обременения.[Баратянц Н.Р., Богуславский М.М., Колесник Д.Н. Современное международное право: иммунитет государства // СЕМП. 1988. М., 1989]

Если коллизионные правила различают движимое и недвижимое имущество, то вполне возможна ситуация, когда отказополучатель (лицо, в пользу которого наследник обязан исполнить некие обязательства по завещанию) практически ничем не отличается от наследников или избавлен от многих их функций (например, от обязанности представления отчета по прибылям, полученным наследодателем от использования наследуемой недвижимости в своих целях). Нечто подобное наблюдается в ЮАР, где действует Закон 1987 г. "О порядке составления завещания", который отдельно регламентирует права наследников и права легатариев - отказополучателей.

Немало сложностей связано и с коллизионно-правовым регулированием порядка составления и вступления в силу завещательного распоряжения. По законам Канады никто, кроме завещателя, не вправе подписывать завещание, даже если наследодатель и присутствует при этом (Закон "О реформировании наследственного права" 1994 г.). В то же время отсылка к английскому закону допускает подпись иного приглашенного лица, но обязательно в присутствии наследодателя.[Бардина М.П. Определение права, применимого к существу спора, в практике МКАС // Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража. М., 2002]

Великобритания и Канада отдают предпочтение собственноручно составленному завещанию. Японское и французское законодательство предусматривают несколько форм: завещание в виде публичного акта, тайное завещание, собственноручное распоряжение. Понятно, что выбор любой из перечисленных форм может поставить наследодателя перед необходимостью устного оглашения завещания либо избавить его от этой процедуры, но при этом лишить права обращаться к свидетелям с просьбой скрепить завещание своими подписями. Наследодатель может столкнуться и с практикой внесения дополнительных записей в завещание, скрепления их подписью и печатью нотариуса (так называемые записи о совершенных действиях).

Естественно, составление завещания, вступление в права владения имуществом и другие наследственные процессы, осуществляемые в иной стране, могут создавать немало проблем как для наследников, так и для наследодателя. Государства стремятся найти возможные способы защиты прав своих граждан, встретившихся с подобными трудностями. Одним из наиболее эффективных средств такой защиты остаются международные соглашения - многосторонние конвенции, которые позволяют согласовать ряд спорных позиций по тем или иным вопросам наследования.

16.2. Международные договоры как средство регулирования наследственных отношений

Перечень международных соглашений по вопросам наследования открывает Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений (совершена в Гааге 5 октября 1961 г.), которая фактически рассматривает все возможные виды коллизионных привязок, регламентирующих форму завещания. В зависимости от сложившейся ситуации Конвенция предполагает возможность применения законодательства той страны, либо гражданством которой лицо обладало к моменту составления завещания, либо где оно преимущественно проживало. Конвенция 1961 г. допускает, что и законодательство той страны, где постоянно находилось недвижимое имущество, выступающее предметом наследования, также может оказаться полезным при установлении компетентного правопорядка, хотя она предполагает и иные варианты выбора права. В частности, разрешается применение правопорядка той страны, с которой у лица имеется наиболее тесная связь. Предположим, некое лицо проживает не менее пяти лет на территории одного государства, но при этом остается гражданином другого государства. В подобных обстоятельствах Гаагская конвенция 1961 г. позволяет применять право другого государства. При этом указано, что индивид имеет право выбора предпочтительной правовой системы (ст. 3).

Примечательно, что применение коллизионных норм в Конвенции 1961 г. не зависит от требований взаимности. Иными словами, данный акт применяется независимо от того, являются ли наследники, наследодатели и другие заинтересованные лица гражданами государства - участника Конвенции.[Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13)]

Вашингтонская конвенция о единообразном законе о форме международного завещания от 26 октября 1973 г. Конвенция направлена на создание единообразных материально-правовых норм, устанавливающих форму завещания. Она содержит две группы требований для государств-участников. Во-первых, такое государство вносит в свое законодательство правила составления международного завещания, предусмотренные текстом Конвенции 1973 г. (Приложение 1), либо оно пользуется их переводом на официальный язык данной страны. Вашингтонская конвенция 1973 г. допускает внесение исправлений в правовые документы, чтобы обеспечить вступление в силу Приложения к Конвенции. Во-вторых, договаривающиеся государства обязаны создать институт уполномоченных лиц, которые будут действовать в отношении международного завещания. За пределами государства функциями таких лиц облечены консульские и дипломатические представители.

Согласно Вашингтонской конвенции 1973 г. завещание должно быть собственноручно выполнено наследодателем и им же подписано. Наследодателю вменяется в обязанность сделать об этом заявление в присутствии двух свидетелей и уполномоченного лица. Свидетелям и уполномоченному лицу не обязательно что-либо знать о содержании завещания. В случае, если наследодатель не в состоянии подписать завещание, он оповещает об этом уполномоченное лицо (о чем делается запись в завещании) и указывает, кто подпишет документ от его имени. При этом наследодатель руководствуется правовыми предписаниями того государства, на территории которого действует это уполномоченное лицо (ст. 3-5).[Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1]

Приведенное многостороннее соглашение является серьезной гарантией принципа свободы завещания. Оно создает условия для справедливой отмены или изменения уже совершенного завещания. Однако Вашингтонская конвенция зачастую не в состоянии разрешить те проблемы, которые возникают уже после вступления завещания в силу. Поэтому ее следует рассматривать в совокупности с другим документом - Гаагской конвенцией относительно международного управления имуществом умерших лиц от 2 октября 1973 г.

Гаагская конвенция 1973 г. предусматривает учреждение международного сертификата по установлению круга лиц, допущенных к управлению имуществом умершего. Такой сертификат составляется компетентным органом, как правило, судебной или административной инстанцией в государстве - месте обычного проживания умершего в соответствии со своим правом. Допускается также применение права той страны, гражданством которой умерший обладал. Для этого государство его гражданства и страна его проживания должны сделать совместное заявление. "Закон гражданства" применяется также в том случае, если индивид проживал в стране, выдавшей ему сертификат, не менее пяти лет непосредственно до кончины. Признание сертификата производится путем простого оглашения. Возможна, правда, и иная форма признания, когда решение об этом принимает компетентный орган. Акт признания сертификата предоставляет его владельцу право при простом предъявлении принимать (равно как и добиваться принятия) любые защитные и срочные меры в отношении наследуемого имущества со дня вступления сертификата в силу и в течение всей процедуры его признания (ст. 10-11).[Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2]

Как и в ситуации с Конвенций 1961 г., само наименование Гаагской конвенции 1973 г. указывает на те случаи, которые входят в сферу ее применения. Так, международный сертификат позволяет собирать информацию о составе наследственной массы, выявлять объем имущества, которым предстоит управлять, и способствует определению наиболее приемлемых цен при продаже имущества с целью ликвидации долгов наследодателя, установлению разумных ставок арендных платежей (если потребность в покрытии долга привела к необходимости сдачи имущества в аренду). Конвенция 1973 г. предоставляет владельцу сертификата право предъявлять иски, встречные требования в стране - месте выдачи сертификата о международном управлении.

Гаагская конвенция о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании от 1 июля 1985 г. предлагает несколько иной порядок установления права. Она обладает, пожалуй, наибольшим числом различных специфических деталей. Так, лицу, передающему наследуемое имущество (учредитель - settlor), рекомендуется самостоятельно избрать право и сформулировать мотивы своего выбора в специально подготовленном акте (ст. 6). Если выбор права не состоялся, то действуют предписания той правовой системы, с которой наследование доверительной собственности наиболее тесно связано. Для установления такой правовой связи Конвенция предлагает прибегнуть либо к законодательству той страны, на территории которой действует доверительный собственник наследуемого имущества (или группа таких собственников, объединенных в некое корпоративное образование), либо к законодательству государства, в пределах которого находится центр управления трастом, фондом и т.п. (ст. 7).

Перечень универсальных многосторонних соглашений, действующих в сфере наследования, завершает Конвенция о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества (совершена в Гааге 1 августа 1989 г.). Этот документ мало отличается от Конвенции 1961 г. Он также предоставляет возможность выбора права наиболее тесной связи для регламентации правоотношений в сфере наследования недвижимого имущества. Юридическое оформление подобного выбора осуществляется посредством соответствующего заявления. Форма заявления и его содержание определяются по законам той страны, где оно составляется (ст. 3, 4, 5 Конвенции). Данная Конвенция разрешает и применение права другой страны, с которой у лица имеется наиболее тесная связь (ст. 5). Вместе с тем Конвенция от 1 августа 1989 г. предполагает, что применение законов государства, с которым лицо - участник правоотношений поддерживает реальную связь, возможно лишь тогда, когда право этого государства не указывает, какими именно нормативными актами следует руководствоваться.[Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы JUS COGENS. Тбилиси, 1982]

Конвенция 1989 г. обладает и специфическими свойствами. В частности, в ней утверждено, что представленные коллизионные принципы призваны устанавливать действительность соглашения по наследованию как документа особого рода, который определяет, когда возникают права на наследство, как они изменяются или прекращаются (ст. 9-12).

По Гаагской конвенции 1989 г. недопустимо возникновение наследственных притязаний друг к другу у индивидов, находящихся под юрисдикцией различных государств, если неясна очередность, в которой осуществляется призыв к наследованию (ст. 13). Примечательна и другая особенность этой Конвенции. Она провозглашает очевидную взаимосвязь между правом государства, которому индивид хотел бы подчинить режим наследования своего недвижимого имущества, и объемом этого имущества. Заслуживает внимания также то, что Гаагская конвенция 1989 г. препятствует возникновению негативных последствий влияния экономических, социальных или политических мотивов.

Россия пока не участвует ни в одной из приведенных конвенций. Поэтому опыт Российской Федерации в сфере международно-правовой регламентации отношений по наследованию можно изучать на примере региональных и двусторонних соглашений об оказании правовой помощи и консульских конвенций. Вместе с тем целесообразно обобщить те подходы к регулированию наследования, что сложились в практике отечественного законодательства.

< Лекция 15 || Лекция 16: 12 || Лекция 17 >
Кристина Петунова
Кристина Петунова

завершила курс международное частное право, экстерном экзамен все просшла. а сертификаты скриншоты забыла сделать. как мне эти сертификаты опять найти на русском и на английском языке. 

Ольга Нагорняк
Ольга Нагорняк

дорый день!

я записалась на курс мчп, возможно ли пройти часть обучение до 18.12? а потом возобновить поле 19.01?